Лидия Васильевна Кузнецова (1929 —2005)

Лидия Васильевна Кузнецова

Родилась в деревне Колкино Первомайского района Ярославской области. В 1951 году окончила Ленинградский юридический институт имени М.И. Калинина. В органах прокуратуры с 1953 года по 1985 год. Работала помощником прокурора Сталинского района г. Ярославля (1953-1954), прокурором уголовно-судебного отдела прокуратуры области (1954-1963), старшим помощником прокурора области по кадрам (1963-1968), прокурором следственного отдела прокуратуры области (1968-1969), прокурором отдела по надзору за рассмотрением в судах уголовных дел (1969-1970), прокурором следственного управления (1970-1985). Советник юстиции. Неоднократно поощрялась приказами прокурора Ярославской области.

«9 мая 1945 г. - победа!!!

Был очень солнечный и очень холодный день. Везде на улицах и в воздухе - просто витала всеобъемлющая радость, объединившая как одну семью всех людей.

А 22 июня 1941 г. к нам в пионерский лагерь приехали родители и увезли всех по домам.

Нам было тогда по 12 лет, и мы не сразу поняли, что означает слово «война». Вроде все как всегда, но атмосфера не та, никто не смеется, у всех какая-то тревога, напряженность.

А потом... Потом этим же летом ушел на фронт, в составе Ярославской коммунистической дивизии, отец. Мама осталась с нами тремя сестрами, старшей -16 лет. И мы понемножку стали чувствовать войну. Стало привычным слушать каждый день радио: «Сегодня с ожесточенными боями наши оставили город...». Голос Левитана.

А потом начались бомбежки Ярославля. И тут нам, девчонкам, стало страшно. Воздушную тревогу объявляли почти каждый день, а в укрытия никто не уходил, да их, укрытий-то, и не было вовсе. К нам во время тревоги приходили соседи - дед с бабкой. Так вот дед почему-то все время «спасался» под нашим двухтумбовым письменным столом (нашел себе «укрытие»), а мы все сидели в кухне. Недалеко от нас (метрах в 300) на большом доме стояли зенитки и палили по немецким самолетам, которые бомбили мост через Волгу. Так вот эта зенитная пальба, разрывы и нагоняли на нас страх. Как на фронте. А еще летели осколки и разбивали у нас стекла в окнах. Осколки мы даже после войны собирали под окнами.

А еще я видела как над вокзалом «Всполье» (теперь Ярославль-Главный) немецкий самолет сбросил бомбы и летели они сразу штук 6. И осталось в памяти, как над Волгой у моста спускали на парашютиках осветительные ракеты. Красиво.

Лидия Васильевна Кузнецова

А потом мы стали работниками трудового фронта (это в 13-14 лет).

Помню только огромную бочку в лесу - заготавливали грибы. Старшие школьники их собирали, взрослые -перебирали, а мы, малышня, их мыли и опрокидывали в бочки, до которых было не дотянуться, что-то нам под ноги подставляли. Поэтому та бочка мне до сих пор представляется просто вагоном.

А старшие мои сестры очень много работали. Учились в техникумах, а по вечерам и выходным помогали маме выполнять план (она работала надомницей от фабрики им. Крупской), вязали трикотаж.

Старшая сестра училась на снайперских курсах. И в каждую тревогу она должна была бежать в военкомат, а она была барышня. И вот ей купили красивые белые туфли на каблуках. Это было такое счастье! Так она, боясь, что разбомбят дом и в нем ее туфли, в военкомат бегала в них. Ладно дом, но туфли!!!

И - «мир тесен». Года три назад, когда мы, ветераны, оформляли удостоверения о трудовом участии во время войны, мы приехали за справками в совхоз «Горшиха», куда ездили на уборку картофеля, и вспоминали, что однажды в очередной приезд мы бегали смотреть свадьбу. И одна наша собеседница, бригадир, сказала, что это была ее свадьба. Вот и встретились.

А теперь наступила старость, но разговоры о войне часто возникают, и те, кто еще и меня старше, вспоминают не только бомбежки, но и про танцы в саду Дома офицеров, и про любовь, которая у них тогда тоже была.

А жизнь продолжается, и пусть она будет без страха и пальбы.

Удачи всем вам, молодые, и счастья!

Советник юстиции
Ветеран органов прокуратуры
Кузнецова Лидия Васильевна»